Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль:
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

ТЕМА: Бессмертные записки клуба графоманов

Бессмертные записки клуба графоманов 24 июнь 2015 21:39 #7489

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
После службы на флоте в мэрии меня приняли прохладно: чиновников напрягала моя привычка во время совещаний непроизвольно вынимать финку-бабочку и клацать ей под столом, то открывая, то закрывая с лязгом этот жуткого вида нож.
Меня, в свою очередь, больше смущало мизерное жалование и отсутствие прозрачных перспектив на покупку автомобиля марки БМВ и загородного дома. А уж создание семьи на должности специалиста управления по делам молодежи представлялось делом вообще несбыточным.
Чтобы хоть как-то расцветить будни чиновника, я решил взять еще и ночную работу и поступил в банду.
Это оказалось более сложным, чем служба в спецназе. Поначалу мои новые обязанности оказались на удивление простыми: я просто сидел в машине, пока братва вела переговоры с должниками или конкурирующими бригадами. На меня показывали пальцем издали и обещали, что если наши требования не будут выполнены, меня выпустят и тогда всем пипец.
Поскольку за полгода меня ни разу не выпускали из салона, я так понимал, что дела наши идут нормально. Наконец и у меня появились деньги, чтобы купить пальто и шляпу, и форсить по городу в шикарных, прошитых двойной белой ниткой черных лаковых штиблетах, снять квартиру в центре города и двух постоянных девах модельной внешности, согревавших мое замороженное водолазией тело долгими зимними ночами.
Поскольку моей банде все были должны примерно на пароход, моя работа — пугать своим видом людей — родным городом не ограничилась, я начал выезжать на гастроли, и в конце концов познакомился с главарем еще одной банды, в которой наша банда оказалась только региональным представительством.
За рубежом дела пошли веселее, и если пули не свистели у нас над головами, то отбивать кулаки о головы турецких, немецких, британских и прочих бандитов, не желавших отдавать нам должное, приходилось постоянно.
Чтобы вы не пугались, я поясню, что в 90-х все были поделены на банды. И все были более или менее криминализированы. Исключений почти не было, а если и появлялись, что быстро исключались из экономической и политической жизни. И если я говорю «банда», то это не значит, что мы кого-то грабили или убивали. Куда там зариться на чужое. Все силы уходили на то, чтобы у нас не отобрали свое.
После памятной поездки в Берлин меня взяли на повышение и доверили сначала открыть один магазин, потом второй, потом третий, потом я руководил оптово-розничной сетью, заводами, фабриками и в моем подчинении было около 800 человек. А мэрию мне пришлось оставить, хоть и не без некоторого сожаления.
И эта работа оказалась гораздо опаснее, чем Родину защищать: меня пытались убить постоянно и разными способами, и каждый раз я благополучно выворачивался, исключительно благодаря флотской закалке и некоторому везению.
Конец 90-х удачно совпал с крушением нашей ОПГ: нас разбили. И рассеяли по свету. Кто-то спасался в Израиле, кто-то в Мадриде. Я отправился на выборы, так сказать, чтобы не снижать накала этой собачьей жизни.
Что такое выборы? Выборы — это война. Где все бьются против всех, и победить ты можешь только в том случае, если рискуешь всем и играешь против правил. И если спецназ на 90% — это подготовка к войне без войны, то выборы — это война безо всякой подготовки.
Ты спрашиваешь, а как я адаптировался к мирной жизни? Да никак.
Для меня мирной жизни не существует…
Последнее редактирование: 24 июнь 2015 22:19 от Автор неизвестен.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 24 июнь 2015 21:44 #7490

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
Что и говорить, дед мой был стальным человеком: за четыре года разбил немецкий фашизм, перекурил, перемотал портянки и за несколько следующих месяцев раскатал японский милитаризм, после чего перешел к мирным победам над засухой 46-го года и прочей гражданской разрухой.
Однако против собственной жены и дочери капитан артиллерии был слабоват, и все семейные баталии проигрывал совершенно позорно, покидая семейное ристалище с криком: «Не могу я больше этого слушать! Я сейчас пойду и застрелюсь!», — быстро скрываясь в комнате, где на антресолях лежала всегда заряженная от воров тульская курковая горизонталка 16 калибра.
Дед переламывал ружье, разряжал его, чистил, щелкал курками, заряжал вновь и убирал на шкаф, постепенно успокаиваясь даже под издевательские понукания любимой супруги: «Ты жив еще, старый черт?»
Бабуля была совершенно спокойна и абсолютно права — погибнуть от пули деду было не суждено. Он утонул в стремительной и прозрачной как слеза вдовицы Ингоде, еще раз подтвердив постулат о повешенных, утопленниках и судьбе, оставив внуку в наследство только старые фокусы.
Выбегая из квартиры с диким воплем: «Ну, все! Сейчас у меня точно будет очередной инфаркт», — исторгнутым из моей груди результатами похода жены и дочери к дорогущему стилисту, который подстриг моих девушек под дедушек, я напоролся на наряд полиции и на допрос по полной программе. Полицейских интересовало, а не я ли явился причиной безвременной кончины бомжа у нас в мусоропроводе.
Мне пришлось дать признательные показания, нет, мол, я мусоропроводом не пользуюсь, помои выливаю прямо в окно, а на запах разлагающегося трупа вообще внимания не обращал, потому что у нас в подъезде уже лет 10 что-то воняет, а я не различаю запахи говна, мусора, блевотины и трупака. Для меня это все — сладковатый запах родины, который я ни на что в жизни не променяю.
Загадочно ухмыльнувшись, полицаи решили показать мне тело, во время знакомства впиваясь в мое лицо цепкими взглядами: отведу я глаза или нет? Узнаю ли я этот обрубок человека или действительно (что маловероятно) к этой трагедии не причастен?
А я отрешенно думал о том, что модная парикмахерша моя, которую я сам нашел для своих девочек 15 лет назад, окончательно спилась. И надо искать другого стилиста, потому что я хочу жить в окружении красоты.
А если мне захочется какого-нибудь говна, я не должен за это платить.
Для этого мне достаточно выглянуть в подъезд.
И да — сегодня я не умру, не моя очередь.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 24 июнь 2015 22:22 #7491

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
СМЕШАРИКИ
«Люди, называемые смешным словом пиарщики, чаще всего имеют проблемы в семье. И не важно, являются эти проблемы причиной или следствием их долгосрочных командировок, связанных с работой на выборах. Факт остается фактом…» Я отложил глянцевый журнальчик и посмотрел в иллюминатор: самолет шел на посадку, пора было «приводить кресло в вертикальное положение и застегивать привязные ремни». Права, ох права эта саратовская журналисточка из пригламуренного журнала. Какая тут может быть семейная жизнь, если моя командировка длится уже пятый месяц, дочь по телефону обращается ко мне на Вы, а жена… Не забыть бы вообще, что у меня есть жена. Пятый год оказался неожиданно богатым на кампании. Я прыгал по стране как кузнечик. Вот и теперь меня совершенно неожиданно перебросили с Волги на Каму на какой-то мутный и заранее проигрышный проект со смехотворным бюджетом. Но мне было на все начхать: у Валерика в голове появилась очередная безумная идея-фикс — непременно стать ВЕЛИКИМ пиарщиком, и он брался за любую работу, лишь бы работать и набираться необходимых навыков. Из навыков оставались неотработанными только проведение социологических опросов и юридическое сопровождение избирательных кампаний. Я решил, что тренировки на удмуртском полигоне восполнят этот досадный пробел в моем образовании. Самолет пошел на посадку, я с сожалением отложил в сторону недочитанный журнал и уткнулся в учебник «Введение в социологию».
— Лапочки мои милые, запомните, по территории двигаемся с шагом один через пять. Это значит, что после опрошенной квартиры надо отсчитать еще пять дверей, и тогда уже ломиться со своими опросными листами. В пятиэтажках обходим каждый второй подъезд. В частном секторе двигаемся или по четной, или по нечетной стороне и опрашиваем каждый третий дом.
Интервьюеров я нашел в местном универе — десять девочек модельной внешности первого-второго курса какого-то подходящего для социологии факультета. На инструктаж перед первым поквартирным обходом мои «модели» пришли на каблуках и полной боевой раскраске. «Ну все, Валерик! — подумал я рассеянно, — сейчас какую-нибудь из этих красавиц в рабочем квартале изнасилуют, а ты будешь отвечать!!!»
— Вопросы есть?
Вопросов у моих красавиц не было. Зато было желание заработать денег и не подвести своего наставника. В Удмуртию я прилетел в образе автогонщика «Формулы-1» на пенсии: мелированная голова, короткая спортивная курточка, а еще меня жестоко прихватил радикулит, так, что Валерик заметно хромал на правую ногу и жаловался, что это болит старая травма после аварии на спортивном болиде.
— И еще одно, девочки! Маша, Таня, Настя, Вера, Леночка, Юля, слышите. Я вас очень прошу не мухлевать. Мы все понимаем, что результаты опроса можно и нарисовать, но все всегда можно проверить. Мои боссы во ВЦИОМЕ собаку сожрали на этих опросах. И если они проведут проверку и выяснят, что я передаю в Москву неверные данные, мне придется жить исключительно на свою пенсию инвалида-автогонщика.
Это был поганый прием, но у Валерика не оставалось выбора. Бюджета на организацию контроля за интервьюерами у меня не было, не было никакого ВЦИОМА и высококвалифицированных боссов, не было вообще никого, кроме этих хорошеньких соплячек и необходимости выполнить эту новую для меня работу на пять баллов. Поэтому приходилось давить на жалость. Месяц спустя, когда в Ижевск прилетел Лучинин и провел собеседование с моими девицами, он поздравил меня с успешной работой и торжественно сообщил, что Валерику удалось-таки сказать свое слово в социологической науке.
— Не знаю, как ты это сделал, Валер, но ты изобрел совершенно новый вид мотивации для интервьюеров: любовь.— Сашка не мог скрыть своего удивления. — Девочки сказали, что ты им ужасно понравился, а еще им было тебя ужасно жалко — такого хромого, истощенного, нервного и крашенного автогонщика, они просто не хотели тебя подвести, поэтому работали «по чесноку», на совесть.
Но это было потом. А сейчас я с ужасом ждал телефонных звонков с криками «помогите, насилуют» от моих красавиц, и колесил с охранником по кварталам, чтобы в случае чего прийти на помощь. Плохо я думал об удмуртских девушках. К вечеру они сами изнасиловали весь спальный район с прилегающим к нему жилым сектором и принесли мне опросные листы. Через неделю мы повторили обход, и опять-таки результаты оказались очень неплохими. Валерик был счастлив, студентки довольны гонорарами, и как-то раз чрезвычайно изящно пригласили своего руководителя на дискотеку. Так аккуратно они это сделали, что я долго был убежден, что это была именно моя инициатива потрясти мослами.
В пятом году Эры Водолея самым модным клубом в Ижевске был клуб «Пятница». Туда мы и отправились в ближайшую пятницу всей толпой. Очень быстро нарезались текилы и принялись куролесить кто во что горазд. Великий сказал: «Ненавижу того, кто на другой день после попойки помнит и может рассказать все то, что мы вытворяли накануне». Да я и не помню всех подробностей. В себя пришел, только когда остался вдвоем с первокурсницей по имени Маша. В этой удмуртской «Пятнице» есть такие приватные закуточки с диванчиком, столиком и плазменной панелью на стене. Предусмотрительные вотяки сделали даже мини-бар с выпивкой и закуской. Ах, Маша, Маша, красота ты наша. Кто же тебя учил соблазнять женатых дядек, да еще бывших автогонщиков? Девушку было просто не удержать. Я почему-то совершенно не вовремя вспомнил о том, что в Удмуртии всегда царил матриархат, и местные женщины с начала времен сами решали как, когда, сколько и с каким мужчиной им быть вместе, и мнения мужчин на эту тему даже никогда не спрашивали. И вот, когда Валерика уже почти ничто не отделяло от прекрасной восемнадцатилетней социологини, плазма на стене ожила, брызнула миллионами ярких цветов и по плоскому экрану побежали во все стороны забавные мультяшные персонажи.
— Ой! Смотри! Это же «Смешарики»!!!
Моя спутница, которая десять секунд назад была настоящей секс-бомбой, совершенно про меня позабыла. Она с восторгом смотрела на экран, по которому прыгали Бараш, Нюша, Ежик, Копатыч и прочие, прочие, прочие говорящие колобашки. Карие глаза девушки были удивленно распахнуты, влажные губы что-то шептали вслед за героями, носик смешно морщился, когда она улыбалась их незатейливым шуткам. Руки судорожно прижимали содранный лифчик к полуобнаженной груди. Она была просто прекрасна. А мои мысли вновь помчались не в ту сторону. Теперь я думал о том, что в организме восемнадцатилетней девушки все процессы метаболизма проходят по детскому типу, и что, как мне жаловался один врач-педиатр, рано их переводить во взрослые поликлиники, они ведь на самом деле все еще дети…
Машку я отвез в общежитие на такси, чмокнул на прощание в мокрый нос и велел не опаздывать на инструктаж перед следующим поквартирным обходом. А она шмыгала, всхлипывала и все ни как не могла понять, чего это она сделала не так. Я с удовольствием и сам теперь смотрю «Смешариков» вместе с дочей. Очень они милые и забавные. А иногда вспоминаю мою Машку, моих бесстрашных студенток-интервьюеров, и мне почему-то очень легко на сердце, и очень спокойно.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 28 июнь 2015 15:33 #7496

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
Чем ближе день голосования, тем меньше фигурального в метании говна, и когда райтеры иссякают и не могут уже срать ртом, в бой включаются неутомимые задницы рядовых агитаторов.
Кандидат в депутаты Госсовета Удмуртии Иван Никифорович Колобоков — слесарь-наладчик Ижевского автомобильного завода с тридцатилетним стажем — явился на избирательный участок с мокрым подбородком и красными глазами.
Иван Никифрович не был пьян и не провел ночь, раскидывая по Ижевску свои листовки. Иван Никифорович рыдал, как институтка, завалившая экзамен по домоводству.
Ухватив меня за рукав, он уволок руководителя кампании под фикус и жарко зашептал на ухо «Поморином»:
— На дачу я вчера поехал. Суббота же, надо было баньку натопить и приготовить все, чтобы семья приехала и уже сразу отдыхала. Я дверь отпираю, захожу, вроде все нормально, все хорошо. Только запах какой-то странный. Включаю свет, смотрю! А там! — и кандидат опять залился горючими слезами.
Я терпеливо ждал, олицетворяя непроницаемость и спокойствие.
— Главное, стол у меня дубовый. Дедовский. Я его на дачу увез, он удобный очень, у нас за этим столом вся семья собирается. Такой стол! — кандидат с трудом переходил к развязке своей истории.
— И тут я смотрю на этот стол и вдруг понимаю, что на нам что-то лежит. И пахнет. Я подхожу ближе, а там куча какая-то. Плакатом моим предвыборным накрыта. Ну, тем, с программой моей, которого мы 10 000 экземпляров напечатали, помните? Значит, поднимаю я плакат, а под ним куча! КУЧА ГОВНА! БОЛЬШОГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ГОВНА!
— А вы точно уверены, что говно… человеческое, — первый раз я подал голос за время исповеди.
— Точно уверен, Валерий Васильевич! — выдохнул Колобоков. — Что же я, человеческое говно от другого не отличу? Слава богу, на конвейере 30 лет отработал. И в профкоме еще. Всякого насмотрелся.
— И что вы с этим говном сделали?
— Сохранил! — кандидат выпучил на меня глаза.
— Все соскрябал, сложил в коробку и сохранил. А стол отмыл. Я уже и мыл его, и мыл, и мыл. Все отмыл до приезда детей и жены. Но сам уже за стол этот сесть не смогу. Надо стол-то выбрасывать, — и кандидат опять влажно засопел.
Я по-отечески обнял кандидата, потом отстранился и внимательно посмотрел ему в глаза:
— Иван Никифорович! Я вам торжественно обещаю, что этого засранца, который вам так нагадил, мы обязательно найдем. Образец вы сохранили, возьмем пробы на ДНК, потом напишем депутатский запрос во все поликлиники, так, мол, и так! Просим у всех жителей района взять мазок якобы на яйца глист. Всех раком поставим, но сцапаем гада. Но для этого вам надо сначала победить.
— Победить! — повторил за мной Колобоков, и глаза его моментально просохли.
— Победить, чтобы отомстить! — уточнил он и уставился на меня в ожидании ответа.
— Да, именно, победить! Идите, Колобоков, и побеждайте!
— Мазок! ДНК! Запросить! Победить… — с этим заклинанием Колобоков растворился в недрах избирательной машины…
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 28 июнь 2015 15:35 #7497

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
Фейсбук можно любить уже за то, что здесь не надо придумывать никаких заголовков. Просто пишешь о том, о чем думаешь, а потом тебя вызывают к начальнику на разборки, и ты опять понимаешь, что совершенно напрасно 20 лет посещал психоаналитика.
Шеф лечит истерические припадки быстрее и дешевле. Но эта работа — на износ. За пять лет я поменял восемь начальников, и все они увлеченно читали меня в Интернете, и пытались мне как-то помочь. А помогать нельзя, это против правил.
Правила на службе просты: ты должен уметь ждать, держать язык за зубами и стойко переносить все, что дадут.
Вполне возможно, что утром ты будешь заваривать полпреду кофе, потому что Танька-секретарша проспала работу с новым любовником, а вечером поползешь под вражеский бронетранспортер, плотно прижимаясь к земле и стискивая в потной ладони противотанковую гранату.
И у тебя не будет выбора, ты не сможешь вежливо отказаться выполнить задачу, посадить жену на шею и, весело гогоча, с ветерком отправиться в турне по замкам Баварии. Сначала нужно подорвать все танки!
И даже потом, через 40 лет, уже агонизируя и понимая, что вот и пришел твой конец, ты не напишешь правды в твиттер, тыкая в планшет негнущимися пальцами и подавая сигналы условной правозащитнице Ивановой, которая сорок пять лет слепо тычется по всем углам в поисках истины и нереально бесит своей тупизной.
В возрасте пяти лет я был наивен и мог задавать родителям бестактные вопросы, приводившие их в сильное смущение. К примеру, однажды я спросил папу и маму, а что будет, если я все-таки не стану военным, а так и останусь «граждапером»? Родителей сильно взволновал этот вопрос. Они не хотели для меня гражданской жизни, потому что понятия не имели, что это такое. Отец сдвинул фуражку с красным околышем на затылок, потер низкий лоб с одной поперечной морщиной, переглянулся с матерью и сказал: «Ты знаешь, сынок, я слышал, что на гражданке люди могут выбирать себе начальников и бросать работу тогда, когда захотят. А на службе так не положено. На службе положено терпеть…»
«Когда захотят». Бедный мой отец. У него никогда не было ипотеки…
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 28 июнь 2015 15:38 #7498

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
Известно, что некоторые педагогические приемы начинают действовать на подопытного только через некоторое время. К примеру, спать днем я научился только через 40 лет после окончания детского сада. В возрасте четырех лет уснуть днем мне не удавалось. И не только потому, что после обеда няньки не пускали нас в туалет: смена сдавалась, все горшки были перемыты и злобным тётькам в синих халатах не улыбалось убирать за нами с самого начала. Поэтому спать мы отправлялись с полными мочевыми пузырями и тут уже было не до сна. Уснул — описался. А за описанную постель у нас полагался карцер: провинившегося привязывали полотенцами к батареям центрального отопления в умывальнике.
Потом, девочки. В четыре года я был более популярен, чем сейчас, поэтому приходилось отдуваться: слюнявые поцелуи, объятия, жаркий шепот, нехитрый пододеяльный стриптиз — все это жутко мешало спать.
Зато сейчас — благодать. Под видом похода на обед можно прибежать домой и на тридцать минут потерять сознание, предусмотрительно прикрыв голову руками.
Спать беспечно, разметавшись щеками по дивану, меня 14 лет назад отучила старшая дочь — проверила крепость моей черепушки неваляшкой.
Неваляшку потом пришлось выкинуть, а я ничего, только заикаться стал немного.
И да, спать я люблю в комнате, которая всего ближе к выходу из квартиры, чтобы успеть выскочить, если что.
По той же причине я живу в Калининградской области.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 28 июнь 2015 15:42 #7499

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
— Это что такое? Это плов, или набор продуктов? — С моим появлением незнакомец с трудом отрывается от казана, стряхивает на пол налипшие к бороде оранжевые от морковного сока рисинки и обращается ко мне с лицом обиженным и красным. Плов он черпал прямо рукой, торопливо жуя и поминутно обжигаясь, так что и руки, и подбородок у него в бараньем жиру, а сгоревшие губы еще и пылают, как два вареных помидора.
— Уважаемый, а вы кто? — задаю я свой банальный вопрос.
— Это совершенно не важно, — отмахивается беспечный едок. — Просто шел мимо и завернул на запах. Зашел — никого. Открыл крышку — решил попробовать. Попробовал — несъедобно. Рис отдельно, мясо отдельно, соли мало. Никакого вкуса нет! И кого ты хотел угощать этим варевом?
— Друзей.
— У такого кулинара как ты, дружок, не может быть друзей.
— Так, а почему вы мне тычете?
— Да потому что ты говно. И готовить не умеешь.
— Да умею я готовить, я всю жизнь готовлю. И друзьям нравится.
— Каким друзьям?
— Разным. Многие хвалят, кое-кто даже с собой иногда берет, семью угощает.
— Слушай, ну пробовал я стряпню твоих приятелей. Пробовал. Ничего выдающегося. Понятно, что вы тут вместе кучкуетесь, бездари и должны держаться вместе, вместе вам не так страшно перед лицом вечности.
Незнакомец вытирает жирные руки о подол своего пиджачка и отталкивает меня, давая понять, что беседа окончена и ему пора на выход:
— Не готовь больше. Не твое это, мальчик. А если готовишь, то кухню на замок закрывай, воняет!
Вот вы говорите: «Чехов». Конечно, у Чехова же не было комментаторов.
И да, у меня сегодня действительно только плов. Ну, не такой вкусный, чтобы как у узбеков в «Шарке», но ничего, есть можно.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 28 июнь 2015 15:54 #7500

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
Что бы ты не написал, в конце концов к тебе явится старый метранпаж, вытрет грязной тряпицей замусоленные очки на веревочках, смахнет с редкой бороды бумажную пыль, вчитается и вынесет убийственный вердикт: «Набор слов».
Старый мудак не понимает смысла написанного. Он читает по слогам, составляет слоги в слова, слова в предложения, но общий смысл от него ускользает. Он не понимает, почему рядом стоят такие разные слова как «смысл» и «раздражение». Для него все написанное бессмысленно, а поэтому вызывает страшное раздражение, а получающие удовольствие от чтения — зависть.
Он честно пытается усвоить прочитанное. Он ходит читать как на работу, но каждый день его ждут новые неудачи и разочарование.
Чехов — набор слов. Моцарт — набор звуков. Шемякин — набор линий.
Верую, что кто увидит в тексте, написанном от сердца, просто набор слов, у того вместо мозгов суповой набор, и черти на том свете буду грызть его своими черными гнилыми зубами с особым остервенением, а в аду будет звучать Вагнер.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий

Бессмертные записки клуба графоманов 28 июнь 2015 17:35 #7505

  • izida
  • izida аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1355
  • Спасибо получено: 968
  • Репутация: 57
[quote=" Поэтому спать мы отправлялись с полными мочевыми пузырями и тут уже было не до сна. Уснул — описался. [/quote]

Знакомая ситуация. У нас была воспитательница Лидия Васильевна, дородная такая тетенька, отдаленно напоминающая домомучительницу из "Карлсона". Голос у нее был зычный, характер отвратительный, исключительной щедрости на язвительные шуточки и оскорбления тетка была. Для многих моих одногруппников "тихий час" превращался в пытку: в постели нужно было не то что не шевелиться, желательно не дышать. А уж попроситься в туалет - не дай бог! Потому у многих в шкафчиках были запасные трусы и колготки.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Бессмертные записки клуба графоманов 03 июль 2015 20:37 #7512

  • Автор неизвестен
  • Автор неизвестен аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 41
  • Спасибо получено: 252
  • Репутация: 33
Женщине вообще деньги нельзя отдавать, она немедленно пытается все потратить на мебель. Сваливать вещи аккуратно в угол или пихать их под кровать — это нам «фи». Нам нужна «система хранения» и «гардеробная комната». Хотя бесплатнее было бы оставить на семью четыре спортивных костюма, а все остальное отдать бедным и без гардеробной вообще обойтись.
А ведь было время, когда из мебели у нас была одна кровать — обитая черной кожей, с зеркалами с подогревом, на амортизаторах и с антипробуксовочной системой. Кровать была такой огромной, что спали мы на одной четвертинке, крепко обнявшись, чтобы не потеряться. Она служила нам и шкафом, и столовой, и кинотеатром, и местом для жарких свиданий. Мы жили счастливо и лихо. Молодая жена учила меня апортировке и хождению под седлом: после зарплаты она ласково обнимала меня за шею и говорила, глядя мне в душу прекрасными своими голубыми глазами: «Это же опасно! Носить столько денег в карманах! Вдруг вывалятся!».
И я думал, что да, действительно, всякое бывает. Денег много, в бумажник не лезут, из кармана могу их вытряхнуть нечаянно, но что делать?
«Я знаю, что делать, — говорила мне умная жена. — Я покажу тебе коробку и ты будешь все в нее класть, все свои деньги. Коробка не замыкается, смотри. Если тебе что-то надо — бери обязательно, сколько хочешь, на сауну, на бильярд, на спиннинги свои. Но мы будем знать, что ничего не потеряется».
Коробка оказалась заколдованной. Положить в нее можно и миллион, вынуть деньги можно было только на комод или на тряпки.
Так в нашей жизни появилась «прихожая», потом комод, потом книжные полки, потом диван, чтоб ему сгореть, потом детская кроватка.
Мебели становилось все больше, она становилась все агрессивнее. Начались локальные мебельные войны, первой жертвой которых стала первая кровать, которую мы предательски бросили при переезде.
Мебель размножалась уже самостоятельно, блоками, а потом...
Знаете, не надо мне гардеробной комнаты. Я сам в этот чулан жить перееду и ноутбук с собой возьму.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Правильный, izida, Горыныч, Леди Н, TATU, vladik2008111, Kaliningradec, Нравица-Тут-Мне, Просто прохожий
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5