Календарь событий

Июнь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Цветочный магазин Парадиз

Цветочный магазин «Парадиз» — это не просто место, где продаются подарки и сувениры, товары для украшения дома или дачного участка,  а также цветы во всевозможном оформлении, но счастье, удовольствие, комфорт, наслаждение — тех, кто их покупает, и тех, кому их дарят.

Игорь Бутман и Фантине — зрители аплодировали стоя

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_14.jpg

31 мая в Калининграде в сопровождении «Igor Butman Jazz Orchestra» выступили российский джазмен Игорь Бутман и вокалистка из Австралии Фантине. Публика аплодировала стоя.

 Игорь Бутман — умный, обаятельный человек с отличным чувством юмора, прекрасный артист, умеющий завладеть вниманием зрителей и удерживать его на протяжении всего выступления, виртуозный музыкант и талантливый композитор, чье имя стоит наравне с именами таких легендарных джазовых исполнителей, как Джон Колтрейн и Майлс Дэвис, «главный джазмен» России и, по словам Билла Клинтона, один из лучших саксофонистов современности. Искренне восхищают его энергия, передающаяся залу во время концерта, и легкость, с которой он покоряет публику.

                                        c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_15.jpg c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_16.jpg

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_17.JPGВ этот раз Игорь Бутман привез в Калининград прославленный Московский джазовый оркестр и молодую певицу из Австралии - Фантине, о которой газета «Drum Media» некогда писала: «У нее есть и песни, и харизма, чтобы быть успешной на мировой сцене». Прекрасный голос, выразительное, эмоциональное исполнение и естественное женское очарование произвели эффект — каждая песня Фантине сопровождалась бурными аплодисментами.


Накануне концерта журналист портала «Выходной» взял у Игоря Бутмана интервью.

В детстве вы занимались одновременно музыкой и хоккеем — почему был сделан выбор в пользу музыки?

Музыка перевесила - саксофон давал больше возможностей для развития. Но хоккей я не бросил, и даже уже будучи в Америке, продолжал играть в любительской сборной.

В студенческие годы вы выступали вместе с группами «Кино» и «Аквариум» - можете немного рассказать об этом?

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_image003.jpgЯ работал тогда с Сергеем Курехиным, и он меня, молодого саксофониста, привлек играть с этими группами. Больше хороших молодых саксофонистов не было. Плохих, кстати, тоже не было. Я был практически единственным саксофонистом. Поэтому меня взяли играть. Мы записали очень хорошие альбомы — «Радио Африка» с «Аквариумом» и «Начальник Камчатки» с Виктором Цоем. Выступал я с ними немного, у них тогда вообще концертов было мало — в клубе на Рубинштейна (в Санкт-Петербурге — прим. ред.), несколько раз выезжали играть в  Москву, но все это были очень редкие концертные выступления. Поэтому ребята c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_image005.jpgработали в котельных, зарабатывали деньги — и Боря, и Витя Цой. Но тот период был очень интересным, все проходило весело, неординарно, необычно - эти концерты запомнились навсегда. Я благодарен Сергею за то, что он ввел меня в эти группы. Слушаю те записи, и они мне очень нравятся.

Одно время вы играли в лучшем биг-бэнде Советского Союза, в оркестре Олега Лундстрема, но ушли из него в ансамбль «Аллегро» - с чем это было связано?

Честно говоря, я всегда восхищался ансамблем «Аллегро» Николая Левиновского. В 1978 году, когда мне было 16 лет, я впервые увидел этот замечательный коллектив и меня поразила фантазия и мастерство музыкантов: Николая Левиновского, Владимира Коновальцева, Виктора Двоскина, Виктора Епанешникова. И мне захотелось у них работать. Но предложение пришло из оркестра Лундстрема, поэтому я поехал в Москву. Я понимал, что мне надо уехать из Петербурга, от Давида Голощекина, у которого я работал 3 года и которому очень благодарен, - перебраться в Москву и там строить карьеру джазового музыканта.

Оттуда вы уехали в Америку. Почему? Вроде бы, все хорошо складывалось?

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_image007.jpgНу, с одной стороны все было хорошо, а с другой не очень — чтобы работать в оркестре Николая Левиновского, мне пришлось заниматься оформлением московской прописки, так просто принять музыканта из другого города было невозможно. Потом, когда оркестр должен был выезжать на заграничные гастроли в Югославию, меня — человека, только что съездившего в ГДР — туда не пустили.
Надо было все время следить за тем, что ты говоришь. Крамолой считалось общение с коллегами из США и западных стран. Точнее, это было не плохо, но и не приветствовалось — случались вызовы в комитет государственной безопасности. Ничего страшного, конечно, но когда когда я встречался с американскими музыкантами, то понимал, что их уровень сильно отличается от уровня лучших советских музыкантов, и чтобы его достичь, мне нужно ехать в Америку и учиться там, играть с лучшими - продвигаться как музыканту, расти как человеку.

Скажите, отличается ли русский джаз от американского, и белого в частности? Если да, то чем?

Есть хороший джаз, есть плохой джаз. Плохой джаз — это какой угодно, независимо от национальности - никакой. А есть хороший джаз. И если этот джаз играют российские, польские, литовские, американские музыканты, и играют его здорово — это хороший джаз.

Некоторые считают (в частности, американский журнал «The Wall Street Journal» писал об этом) что я - один из лучших бэнд-лидеров американского стиля джаза. Может, так оно и есть — в своей работе мы следуем традициям лучших джазовых оркестров мира, и подобная оценка доказывает, что наш оркестр (Igor Butman Jazz Orchestra, созданный Бутманом в 1999 году — прим. ред.) является одним из лучших в мире. Наш репертуар включает музыку Чайковского, Паганини, Бенни Гудмена, мои оригинальные композиции и композиции Николая Левиновского. Мы находимся в постоянном творческом поиске своего голоса, своей оригинальной подачи материала. И  нас принимают как лучших представителей российского джаза.

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_image009.jpg

Как вы оцениваете общее состояние джаза в России?

Судя по совместным концертам с молодыми музыкантами из Италии и Америки, российские молодые музыканты, которым сейчас по 22-23 года, прекрасно смотрятся на фоне наших блестящих зарубежных коллег. Сегодня появляется много музыкантов в городах не столичных, много талантливых людей приезжает в Москву. По сравнению с тем временем, когда я начинал играть, уровень современного российского джаза гораздо выше. Сегодняшние музыканты — те, кто уже играет в оркестрах, или те, кто еще учится в академии, - играют намного лучше меня того, начинающего.

Кого из российских саксофонистов вы считаете наиболее интересными для себя?

В первую очередь — музыкантов, которые играют у меня в оркестре: это Дмитрий Мосьпан, Илья Морозов, Константин Сафьянов, Александр Довгополый. Это молодой саксофонист Азат Баязитов, это саксофонисты постарше - Сергей Головня, Денис Швытов, Олег Грымов. Есть трубачи — Александр Сахаров, Павел Суязов. Есть тромбонисты — Алевтина Полякова, Олег Бородин.

Это все московские музыканты?

Да. Из питерских — саксофонист Кирилл Бубякин, аранжировщик и саксофонист Сергей Богданов. В общем, хороших музыкантов много.

Как вы считаете, изменилось ли что-то в сакс-джазе со времен Чарли Паркера?

Конечно, многое изменилось. Появился музыкант Джон Колтрейн, саксофонист, чьи вещи есть в программе нашего оркестра. Появился кул-джаз  Майлза Дэвиса, появилось течение, в котором джазовые музыканты использовали классическую музыку. Джаз-рок фьюжн, авангард, этно-джаз, фанк и т. д. - со времен Чарли Паркера много что произошло.

А какой жанр ближе всего вам?

Мне ближе всего современный мейнстрим — акустический джаз с использованием всех приемов, некоторые даже, может, характерны для электронного джаза. Мы пытаемся выбирать наиболее интересное из имеющегося разнообразия и подчинять основной идее современного мейнстрим- течения.

Как вы относитесь к джазовому авангарду?

Мне иногда интересно раздвинуть рамки, поиграть более свободно. Мне нравится играть, слушать других музыкантов, например, альбомы Орнетта Коулмена. Но есть авангард, который мне не нравится — мне кажется, что некоторые люди, которые его играют, делать этого не умеют. Они не исполняют ничего, кроме авангарда, но имеют при этом умный вид, и все вокруг считают, что они очень умные. Мне это не нравится.

Я знаю, что у вас две музыкальных специальности — композитора и саксофониста. Вы сейчас музыку пишете?

Пишу, но не так много, как мне хотелось бы.

Что-то мешает?

Общественная деятельность, работа с оркестром, выступления. Творческий процесс требует тишины и покоя. Но я надеюсь, что смогу найти время для себя и написать что-нибудь хорошее.

Как возникла идея проведения концерта, который будет проходить 31 мая в Калининграде?

Идея родилась после того, как мы познакомились с потрясающей певицей Фантине, с которой у нас уже большая программа, с которой мы уже ездили в Америку, с которой выступали во многих концертных залах России, принимали участие в шоу Ивана Урганта. Она восхитительная певица, владеет четырьмя языками, на четырех языках поет, имеет красивый тембр, разбирается в джазе. Она очень хороший человек, много знает, с ней очень интересно работать. Поэтому когда нас пригласили выступить в Клайпеде на джаз-фестивале, появилась идея выступить и в Калининграде.

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_image011.jpgc_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_igor-butman-udovolstvie_image013.jpg

Расскажите, пожалуйста, о программе, которая ожидает калининградских слушателей.

Программа очень разнообразная. Там будут композиции, которые мы написали сами, например, «Ностальгия». Песня, которую написал Чик Кориа, очень сложная, красивая, она аранжирована для нашего оркестра Николаем Левиновским. Будет композиция, которая звучала у Ивана Урганта - «Мистер Мэджик», ее в свое время пела еще Эми Уайнхаус. Эта композиция мне дорога потому, что я играл ее много раз в Америке с ее автором — Гровером Вашингтоном. Поэтому будет приятно вспомнить и Гровера, и Эми Уэйнхаус, которой с нами уже нет. Фантин великолепно поет эту песню. Также мы исполним прекрасную балладу «What a wonderful word» - «Мир прекрасен». Луи Армстронг пел ее блестяще. Будет и джаз-рок, и фанк, и джаз в акустическом исполнении. Я уверен, что калининградские слушатели получат огромное удовольствие от программы.

И последний вопрос. Вас можно назвать человеком успешным, добившимся очень многого. О чем мечтает один из лучших саксофонистов современности?

Хочется сохранить то, что есть, и достичь большего. У меня много творческих планов. В оркестре играют замечательные музыканты — хочется продвигать их, играть с ними, писать музыку, растить молодых музыкантов, доставлять людям радость своей игрой. Интерес к джазу в России очень большой, это радует, это то, чего мы добивались в течение двадцати лет. Хочется сотрудничать с разными музыкантами. Скоро выйдет новый альбом, на котором мы играем только музыку Николая Левиновского, замечательного композитора. Хочется многого.

Большое спасибо, творческих успехов. Ждем вас в Калининграде.

                                                                             Виктория Берг, портал «Выходной».