Календарь событий

Ноябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Антон Трубников: История HMBIA продолжается!

c_120_90_16777215_00_images_uploads_interesno_istoricheskaya-rekonstruktsiya_bitva-nacij_2018_anton-trubnikov-2018.jpg30 сентября в Риме прошла генеральная ассамблея Международной ассоциации исторических средневековых боев (HMBIA General Assembly 2017), на которой обсуждались принципиально важные для ИСБ-движения вопросы. Об этом, а также об итогах деятельности ассоциации и планах ее дальнейшего развития корреспонденту «Выходного» рассказал президент Международной ассоциации исторических средневековых боев Антон Трубников.

Антон, вы занимали пост президента HMBIA с момента ее создания.

Да, и больше не собираюсь выдвигать свою кандидатуру, вопреки распространенному мнению. Датой рождения HMBIA, если быть точным, считается 30 ноября 2012 года. Я не был избранным президентом в полном смысле этого слова, я был выбран из тех людей, которые стояли у истоков этой ассоциации. Моей задачей было создание жизнеспособной организации, над чем мы пять лет и работали всей командой. На начало декабря 2017 года назначены выборы нового президента. По уставу нашей организации, максимальный срок президентства — шесть лет, но это верхняя планка и я не хочу до нее доходить. Плюс есть такое понятие, как «good practice», управление неприбыльными организациями, а там четко говорится — ребята, переизбирайте весь президиум минимум каждые пять лет. По факту, президиум у нас — это главы комитетов. Это, скорее, аппаратная часть, их-то можно переизбрать, но есть проблема — не так много кандидатов на их места. Работы у них очень много, а славы очень мало. А президентская должность дает довольно много влияния на движение. И я свою кандидатуру, как уже сказал, выдвигать не собираюсь.

Я считаю, что наше движение за эти годы сформировало достаточное количество достойных людей, которые имеют более свежий взгляд. Поэтому я не просто хочу уйти — я должен уйти.

Я считаю, что наше движение за эти годы сформировало достаточное количество достойных людей, которые имеют более свежий взгляд. Поэтому я не просто хочу уйти — я должен уйти. У меня есть свои направления, которые я хочу развивать. Мы пока не знаем, кто будет выдвигаться в кандидаты, но это однозначно будут люди из нашего круга, те, кто работал с нами все эти годы и достойно себя проявил. Это не может быть какой-то посторонний человек.

Наша организация еще очень молода. У нас, например, до сих пор нет членских взносов, мы за пять лет их еще не собирали, потому что хотим быть более открытыми, хотим, чтобы людям было комфортно с нами работать, чтобы они больше получали от нашей организации, чем отдавали, по крайней мере, пока, на данном этапе. Это, возможно, не очень правильно, потому что люди зачастую несерьезно относятся к тому, за что они не платят, но, к счастью, это не про нас. Мы не понаслышке знаем, какие расходы несут каждый клуб, каждая команда.

ИСБ ведь достаточно затратный вид спорта.

Да.

С момента нашего предыдущего интервью прошло четыре года. За это время в движении многое изменилось. Есть большой прогресс, были, наверное, и какие-то неудачи. Расскажите об этом.

HMBIA изначально создавалась для координации действий национальных сборных, национальных федераций, команд, капитанов клубов по всему миру. Если брать сухие цифры, то рост очевиден — стран и людей в движении стало значительно больше. Самым негативным моментом стал раскол в движении, когда наши бывшие соратники решили, образно говоря, играть в свою игру. Но это, скажу вам откровенно, было предопределено и очевидно еще задолго до того, как стало случившимся фактом. Была попытка создания нам каких-то имиджевых сложностей, абсолютно не имеющих отношения к реальности, но время уже показало, что мы более открыты, более демократичны, чем огромное количество других организаций в мире. Конечно, эти моменты были неприятны, но, к счастью, раскол нам удалось преодолеть, мы всех считаем нашими коллегами и товарищами, со всеми общаемся и ведем нормальный диалог на всех уровнях.

Любой конфликт, не выходящий из цивилизованных рамок, является толчком к дальнейшему развитию, к здоровой конкуренции. В целом, так и вышло, ведь последующие события все расставили по своим местам.

Да, совершенно верно.

А сейчас мы находимся в такой точке, когда нашему движению нужно что-то кардинально новое, интересное. Необходимо достигнуть качественно новых вещей. Что нам, собственно говоря, нужно? Нужны спонсорские пакеты для сборных и клубов, и нужно получить признание общественности.

А сейчас мы находимся в такой точке, когда нашему движению нужно что-то кардинально новое, интересное. Необходимо достигнуть качественно новых вещей. Что нам, собственно говоря, нужно? Нужны спонсорские пакеты для сборных и клубов, и нужно получить признание общественности. Масс-медиа-славу, если хотите. Чтобы наши бойцы и наши клубы были известны и популярны. Определенную работу мы в этом плане провели — с известностью и популярностью стало существенно лучше, а вот со спонсорством мы пока топчемся на месте. Как в 2009 году подавляющее большинство клубов и сборных было на самообеспечении, так осталось и сейчас. Есть небольшая группа меценатов, которые вытягивают все на своих плечах, мы все им за это благодарны, но этого же недостаточно. Нужны рыночные отношения, клубам нужны спонсоры, вот что очень важно, и этого мы пока не достигли ни в одной стране. Видимо, еще не пришло время, мы еще не набрали необходимую для этого позитивную «критическую массу». Нужно больше хороших мероприятий, больше хороших бойцов, больше хороших доспехов, больше хорошего «public relations», и я думаю, что в какой-то момент положение вещей изменится — как оно изменилось в мире футбола и хоккея, когда из узкой субкультурной «движухи» с ограниченным числом интересантов они превратились во всемирные спортивные движения, в мировые шоу с многомиллионными бюджетами. Вода камень точит, и наша задача — спокойно, постепенно, шаг за шагом идти к нашей цели.

Половину того, что хотели, мы выполнили, половину — нет. Однако мы даже не подозревали, что такое количество людей в мире хочет практиковать полноконтактные бои в доспехах.

В настоящее время развитие нашего движения, я имею виду его массовость — страны, сборные, участники — существенно опережает наши планы, чаяния и административные возможности. То есть, мы растем быстрее, чем способны это переварить.

В настоящее время развитие нашего движения, я имею виду его массовость — страны, сборные, участники — существенно опережает наши планы, чаяния и административные возможности. То есть, мы растем быстрее, чем способны это переварить. Наверное, это нормально для здорового организма, но у меня складывается ощущение, что наш менеджмент, наше понимание ситуации, наши методы принятия решений не успевают за ростом движения. Не успевают не потому, что мы не хотим или ленимся, а потому, что процесс идет очень быстро. Это замечательно, и я надеюсь, что новое руководство ассоциации будет иметь более свежий взгляд. Со своей стороны, я буду им помогать в меру сил, возможностей и времени, ведь, уйдя с должности, я останусь в ассоциации. Но рулят пускай уже другие люди.

Кстати, не так давно в Украине ИСБ были признаны официальным видом спорта, создана национальная ассоциация. Как с этим обстоят дела в других странах?

Хороший вопрос. Действительно, так получилось, что Украина стала первой в мире страной, где ИСБ признаны официальным видом спорта. За что большое спасибо и чиновникам, которые лоббировали это решение, и группе людей, благодаря которым оно состоялось, во главе с Владимиром Янченко, руководителем «Парка Киевская Русь». Они реально большие молодцы, они проделали колоссальную работу. Скажу откровенно — мы никакого отношения к этой работе не имели, кроме того, что, может быть, вдохновляли их своими действиями, готовили фундамент, развивая движение. У нас никогда не было такой цели — признания ИСБ официальным видом спорта в какой-либо стране. У ребят эта цель появилась и они ее достигли. Мы полностью их поддерживаем, плотно с ними сотрудничаем, но нужно понимать, что вместе с официальным статусом возникает много вопросов — что дальше, как это будет происходить? Что сейчас происходит конкретно — многие наши известные, опытные бойцы идут в институты физкультуры, получать специальное образование, чтобы писать методички и постепенно выводить это именно на спортивный уровень. Конечно, мы пока не готовы сказать, что будет дальше, но это однозначно позитивный шаг. Будем надеяться, что нам удастся извлечь из него максимум пользы.

В других странах, кроме Чехии и Финляндии, насколько мне известно, никто ничем подобным не занимается, и, может быть, это не так и плохо. Объясню, почему. Потому что как спорт, международный или олимпийский, мы можем оказаться не в самой выигрышной ситуации. Мы будем вынуждены провести огромное количество преобразований, которые могут очень сильно изменить наше движение.

Я всегда был сторонником концепции «культурно-спортивного движения», которое совмещает в себе культуру и спорт, подобно гибридным автомобилям, имеющим бензиновый и электрический двигатели. Наше движение было и остается таким «гибридным» движением, в этом есть наша особенность и конкурентное преимущество.

Я всегда был сторонником концепции «культурно-спортивного движения», которое совмещает в себе культуру и спорт, подобно гибридным автомобилям, имеющим бензиновый и электрический двигатели. Наше движение было и остается таким «гибридным» движением, в этом есть наша особенность и конкурентное преимущество. Ведь получается, что мы не входим на уже имеющийся рынок культурных или спортивных мероприятий, а создаем новый рынок! Это, конечно, всегда сложно, и возможно, что этот путь со временем будет трансформироваться. Признание нас официальным спортом я не вижу панацеей для развития, хотя наша ассоциация уже год ведет работу с олимпийским комитетом, с ассоциацией «Спорт-Аккорд». Мы общаемся, мы понимаем их требования, пытаемся подстроить под них нашу систему. Конечно, будет приятно, если нас все-таки признают в качестве спортивного движения — ведь не существует ассоциаций, которые признают «культурно-спортивные» движения.

С культурной частью мы разобрались — историки нас в определенной степени признают, с музеями мы работаем, там все понятно, там нет предела совершенству. Конечно, наши бугуртные доспехи зачастую очень сильно отличаются от исторических аналогов, но это по причине бедности. Проблема в том, что у многих команд пока не хватает средств на «как должно быть» и они делают «как получается», если бы были спонсорские пакеты — все было бы идеально. Возвращаясь к спортивной части — олимпийский комитет, ассоциация «Спорт-Аккорд» и другие ассоциации занимаются только спортом, и мы с ними ведем диалог, как от лица спортивной организации. Что это даст? Не знаю. Я смотрю на олимпийское движение сейчас, и оно меня не вдохновляет. С другой стороны, это точно будет приятнее для мировой общественности, потому что это уважение прежде всего. Мое мнение — тут надо поступать, как в свое время поступили сноубордисты. Или серфинг, например. Серфинг — не олимпийский вид спорта, что никак не мешает ему быть успешным и классным.

Согласен.

Они же там тоже борются за зрелищность. Если посмотреть, какие виды спорта уходят из олимпийской программы, а какие в нее попадают — это вопрос только зрелищности. Тхеквондо убрали, скалолазание добавили — просто скалолазов в мире стало больше, чем тхеквондистов. Поэтому если мы в какой-то момент наберем позитивную критическую массу популярности, то нас сами будут приглашать, менять под нас правила и концепции. Мы, в свою очередь, тоже не будем стоять в стороне.

Да, в других странах такого пока что не происходит, и движение развивается скорее в горизонтальной плоскости, чем в вертикальной. Украина в данном случае действительно исключение. Приятное, но исключение.

Давайте перейдем к планам на будущее. Прежде всего хотелось бы узнать о главном событии в ИСБ — чемпионате мира «Битве Наций». Как она будет развиваться?

Восьмилетняя история чемпионата доказала его жизнеспособность. Именно «Битва Наций» стала основным драйвером для создания HMBIA. С 2010 по 2012 год, когда «Битва Наций» набирала популярность, на вопрос: «Кто организатор чемпионата?» звучал не очень внятный ответ: «Антон Трубников и его команда». Плюс сборные хотели координировать свою работу не только во время чемпионата, а круглый год, и логично встал вопрос о создании ассоциации.

Поэтому «Битва Наций» остается флагманом движения, я надеюсь, что она будет развиваться и крепнуть.

Конечно же, назрел вопрос о создании второй лиги. По факту она уже существует, но нуждается в структурировании и упорядочивании. Должен быть чемпионат второй лиги, но не должно быть смешения, люди должны определиться, в какой лиге им выступать, в высшей или во второй. Это будет позитивно для движения, потому что многие бойцы «перегорают», когда получают возможность сразу сражаться с лучшими из лучших. Это большая честь, но нельзя же выходить на ринг против чемпиона мира по боксу, прозанимавшись боксом три месяца, понимаете? Ну нельзя, так система устроена. Развитие должно быть постепенным, и это будет важный стимул. С другой стороны, некоторым бойцам не хватает времени на тренировки, на экипировку, они откровенно не готовы к высшей лиге, в ней они незаметны, если не сказать больше. А во второй лиге они могут быть крепкими середнячками, почему нет. Мы надеемся, что это будет развиваться.

Сейчас мы готовим «Битву Наций 2018» в Италии, дата проведения уже анонсирована, чтобы люди могли планировать отпуска, будем надеяться, что остальные детали станут известны в ближайшее время.

Что касается организационных вопросов по самому чемпионату, их сейчас очень много. Это вопрос турнирных номинаций — мы хотим, чтобы они жили и развивались. Мы, как вы видели, разделили триатлон на три отдельные номинации, надеемся, что это даст дополнительный стимул. Начинающему бойцу проще овладеть одной техникой и хорошо выступить, получив свой кусочек славы, чем иметь скиллы в трех разных видах и тактиках. Надеюсь, что это позитивная практика и она вовлечет больше людей в турнирные номинации.

В следующем году мы хотим ввести номинацию «полупрофа» — боя один на один по бугуртным правилам, по полторы минуты в раунде. Этим в рамках чемпионата занимается отдельная команда. То есть, «Битва Наций» — это такое большое мероприятие, где много разных номинаций и все получают свое удовольствие.

Как зритель со стажем, не могу не коснуться такого вопроса. На «Битве Наций 2017», которая проходила на арене «Монументаль» в Барселоне, зрителям было довольно сложно следить за боями пятерок. Команд набралось уже такое количество, что бои шли на двух ристалищах одновременно, было проблематично понять, кто где победил, не говоря уже о фиксации счета. Что можно улучшить в этом отношении?

Отвечаю без подготовки — так больше делаться не будет. Два ристалища — это расфокусировка внимания, и не только для зрителей, но и для бойцов. Они себя не оправдали. Все-таки концепция турнира подразумевает три отдельных ристалища: ристалище для номинаций «5 на 5» и «21 на 21», ристалище для единоличных турнирных номинаций, ристалище для «полупрофов». Должны быть три отдельные локации, на которых в течение двух-трех дней проходит вся турнирная сетка каждой отдельно взятой номинации.

Просто у нас были очень сжатые сроки на подготовку и одна большая арена, на которой хотели выступать все бойцы. Мы пошли им навстречу, но за счет этого получился такой смазанный результат, и для зрителей, и для самих бойцов. Эксперимент не удался, что называется, «не зашло». Мы сами были запутаны, бойцы были запутаны, зритель был вообще дезориентирован.

Можно считать это трудностями роста.

Да. Мы приносим нашим зрителям извинения, мы пытались слишком много поместить на одну арену и переборщили.

Что планируется делать помимо «Битвы Наций», какие направления развивать?

На ассамблее была также презентована бугуртная лига. Это уже новая история, которая касается клубов, подчеркиваю — не национальных сборных, а клубов. Сущность клубов в наших странах развита хорошо, в Европе она развита хуже, в Америке развита неплохо. Клуб — это не национальная сборная, клуб это всегда «частная собственность», в клубе зачастую такая феодальная, монархическая власть. Клубы — это отдельный брендинг, отдельные названия, отдельные цвета, отдельная символика и отдельные группы друзей и единомышленников. Клубы должны иметь возможность круглый год сражаться именно за свою честь, за свою победу, а не за победу сборной, как это происходит на «Битве Наций».

Для этого запущена серия турниров по всему миру, условно они делятся на четыре категории. Самый низкий уровень — «Бугурт Challenger», когда люди проводят бои по нашим правилам, а мы помогаем им пиаром. Это могут быть новые люди, мы можем их еще не знать, какие они организаторы и т. д., вот они и получают статус «Challenger». Следующая категория — «Бугурт Open», они уже более проверенные, на эти турниры мы отправляем маршалов и представителей турнирного комитета, они должны выполнять определенные наши требования, и в этих турнирах могут участвовать практически любые участники со всего мира. Третий вид турниров — «Бугурт Masters», они будут проводиться в пяти точках мира — Западная Европа (предварительно, Франция), Восточная Европа (скорее всего, Россия), Северная Америка (скорее всего, США), Южная Америка (скорее всего, Аргентина) и Австралия-Океания-Азия, там с местом проведения еще определяются, возможно, это будет Австралия или Китай. Это наиболее крутые турниры, на них отбираются лучшие клубы, но только из своего региона. А топовые клубы с «Masters» раз в году встречаются на «Бугурт Prime». Возможно, «Бугурт Prime» будет проходить во Франции, там есть замечательные места типа замка Каркассон. Возможно, это будут какие-то другие места, где раз в году будут встречаться от 8 до 16 (вопрос количества еще в стадии решения) лучших клубов со всего мира, только в одной номинации — «5 на 5». В ходе всех этих турниров лучшие команды набивают себе рейтинг — сейчас мы называем его статистикой, так точнее. Лучшие по статистике победители «Masters», а также ряд команд, участвовавших в «Бугурт Open», приглашаются на «Бугурт Prime», и в течение двух дней каждая команда дерется с каждой, то есть, у каждого клуба проходит порядка 15 боев. И в ходе этого турнира выясняется, какой клуб на сегодня лучший в мире. То есть, это наша Лига чемпионов.

По образцу футбола?

Совершенно другая система отбора и подсчета, но суть такая же.

Это должно стимулировать создание новых клубов и их качественный рост?

Да. Потому что сборные иногда пытаются превращаться в клубы, по сути, «приватизироваться», когда появляется какая-то отдельная авторитарная власть, когда большинство членов сборной из одного клуба. Это неправильно, должны быть разные клубы, должна быть конкуренция, и не только за места в сборной, но и за какой-то отдельный мировой титул. Эта цель и достигается созданием бугуртной лиги. Ну и, конечно, зрелищность — потому что хорошо подготовленный клуб сделать проще, чем хорошо подготовленную сборную. Потому что по сути это частная собственность, и люди всегда к ней относились более щепетильно, чем к общественной. Национальная сборная — это, конечно, большая честь и большая гордость, но, тем не менее, все понимают, что сегодня капитан — ты, завтра — кто-то другой, там происходит постоянная ротация кадров, и это, с одной стороны, хорошо. А клубы — это частная история. И этот большой проект, который мы презентовали на генеральной ассамблее, тоже будут разрабатывать и продвигать наши сотрудники HMBIA, в частности, Павел Бесага и Евгений Галушин.

И третье направление — HMB Soft, бои на мягком снаряжении. Они в основном для тех, кто младше 18 лет. Тем не менее, это очень интересно и очень зрелищно. По моему мнению, именно этот спорт может достаточно быстро завоевать сердца большого количества людей и стать олимпийским видом, потому что он стандартизирован, он понятен. Прекрасно, что эта тема сейчас развивается во всех странах. В конце ноября в Праге пройдет первый чемпионат мира среди юниоров, организованный нашей ассоциацией. Над ним тоже работает команда профессионалов, мы надеемся, что он станет ежегодным, поможет развиваться нашему движению и привлекать в него молодые кадры. Кроме того, HMB Soft помогает значительно улучшать тренировочный процесс и делать много других позитивных вещей.

Вот три основных направления. Что касается лично меня — повторюсь, я наше движение люблю, это часть меня, часть моей личности, я ни в коем случае не хочу его бросать, но хочу направить свои творческие силы на другие бренды, связанные с нашим движением, которое мы сейчас пытаемся наладить, чтобы получить качественный прорыв, качественный рост. То, что нам пока не удалось сделать в рамках HMBIA, в рамках «Битвы Наций», мы могли бы сделать в рамках каких-то новых тем, и за их счет подтянуть все движение на новый уровень. Это моя личная задача, для которой мне нужно высвободить время и силы.

История HMBIA продолжается, и нам очень важно участвовать в ее жизни, потому что это наша общая организация, мы вместе ее развиваем, все — зрители, журналисты, капитаны и бойцы национальных сборных.

История HMBIA продолжается, и нам очень важно участвовать в ее жизни, потому что это наша общая организация, мы вместе ее развиваем, все — зрители, журналисты, капитаны и бойцы национальных сборных.

Я очень надеюсь на то, что у нас будут интересные кандидаты в президенты. Мне, конечно, никто сейчас не поверит, но скажу откровенно — я, как еще действующий президент, никого не продвигаю и не готовлю себе преемника. По той причине, что мы ценим доверие к нам, мы понимаем, что это будет определенная ангажированность. Мы хотим, чтобы новым президентом стал человек, который любит это дело больше, чем свою основную работу, который этим живет и который уже показал какие-то результаты на своем уровне. Который переживает за движение уж точно не меньше, чем мы, но у которого есть свежий взгляд, который увидит какие-то новые моменты. Президент — важная фигура в ассоциации, но он не имеет абсолютной власти, его свобода ограничена там, где начинаются интересы национальных сборных. Он должен, как искусный дирижер, делать так, чтобы звучала симфония, чтобы все были на своих местах и вместе играли красивую музыку под названием «средневековые бои в доспехах». Мы надеемся такого человека найти.

Каждый кандидат будет выдвигаться со своей программой. Возможно, будут организованы видеодебаты в интернете, чтобы люди смогли высказаться, обсудить. Принцип голосования у нас очень простой, «одна страна — один голос». Голосовать будут те страны, у которых есть официальный договор о партнерстве с HMBIA. Страны, которые находятся в «friendly communication», но пока не имеют подписанного договора, могут только наблюдать. Таких стран немного и все бюрократические моменты мы наверстываем, чтобы к началу декабря договора были подписаны со всеми странами и все они выбирали президента HMBIA. Такая перед нами стоит задача. Выборы будут транслироваться в интернете, они будут прозрачными. Надеемся, что в декабре станет известно, кто у нас новый президент HMBIA, и я с радостью передам ему бразды правления в виде символов ассоциации — стилизованной под средневековье печати и титульной бумаги.

Зрители и читатели — это самая важная часть движения и самая важная сборная, ради которой собираются все остальные.

Я хотел бы поблагодарить всех наших зрителей и интернет-читателей, которые нас — и бойцов, и организаторов — очень вдохновляют. Зрители и читатели — это самая важная часть движения и самая важная сборная, ради которой собираются все остальные. Мир уже стал настолько цифровым, что сейчас это очень важно, когда тебя видят в онлайне зрители со всего земного шара. В этом году на «Битве Наций» у нас впервые было больше миллиона уникальных онлайн-просмотров — спасибо Китаю за то, что он есть.

А всем членам ассоциации надо много работать, делать наше движение лучше, интереснее, чтобы занять достойное место на мировом рынке спортивных шоу.

Спасибо за беседу!

А. Рахнянский

См. также:
Историческая реконструкция
Исторические средневековые бои. «Битва Наций»
Антон Трубников: «Мы это придумали, и это круто!»